''Право руля!''
Главная Форум Блоги
Форум
Законодательство
Судебная практикаЗвуки МУКарта сайта
Жалоба на постановление по 12.15.4. | Печать |

ЖАЛОБА

на Постановление мирового судьи судебного участка № 3

Сормовского района г. Нижнего Новгорода от 11.02.2011г.

о привлечении к административной ответственности

В соответствии с ч. 5 ст. 30.2. КоАП РФ госпошлиной не облагается

11 февраля 2011г. Постановлением мирового судьи судебного участка № 3 Сормовского района г. Нижнего Новгорода за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12. 15. КоАП РФ, я был привлечен к административной ответственности в виде лишения права управления транспортным средством сроком на 04 (Четыре) месяца.

Указанное Постановление было вручено мне в день его вынесения. Жалоба подана в пределах установленного ч. 1 ст. 30.3. КоАП РФ срока на обжалование.

Считаю Постановление мирового судьи подлежащим изменению ввиду того, что обстоятельства, изложенные в Протоколе об административном правонарушении и обжалуемом Постановлении, не нашли своего подтверждения.

В частности, как следует из материалов дела, мне вменяется тот факт, что 07.01.2011г. около 11 час. 35 мин. я, управляя автомобилем Хундай г/н С 439 ОН/52 в районе 563 километра трассы Москва – Уфа в Воротынском районе Нижегородской области в нарушение п. 11.5. Правил дорожного движения РФ совершил обгон безрельсового транспортного средства в конце подъема с выездом на полосу встречного движения, чем совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15. КоАП РФ.

По результатам рассмотрения дела мировым судьей судебного участка № 3 Сормовского района г. Нижнего Новгорода было вынесено настоящее Постановление, с которым я не согласен, поскольку:

ü При совершении маневра я не выезжал на полосу встречного движения, так как на данном участке дороги имеется три полосы для движения: две в попутном направлении и одна во встречном, что подтверждается дислокацией дорожных знаков и показаниями свидетеля. Маневр совершался на средней полосе;

ü Схема, составленная сотрудниками ГИБДД, не соответствует действительности и имеющейся в материалах дела дислокации. В ней отражено только две полосы для движения, в то время, как на самом деле, их три. В соответствии с ПДД: «Обгон» - это опережение одного или нескольких транспортных средств, связанное с выездом на полосу (сторону проезжей части), предназначенную для встречного движения, и последующим возвращением на ранее занимаемую полосу (сторону проезжей части). Соответственно, по смыслу Правил, среднюю полосу нельзя считать встречной;

ü Кроме того, конец подъема на данном участке дороги обозначен Дорожным знаком 3.20. «Обгон запрещен». До указанного знака обгон разрешен. Из схемы видно, что маневр был завершен до знака, то есть – до конца подъема, что соответствует п. 11.4. ПДД;

ü Протокол об административном правонарушении 52 МА 320624 содержит существенный недостаток. В частности, в нем указывается на то, что я нарушил п. 11.5. Правил дорожного движения РФ. Диспозиция ч. 1 статьи 12.24 КоАП РФ является бланкетной, то есть, отсылающий на нормы Правил дорожного движения РФ, которые водителем были не соблюдены или нарушены. В Правилах дорожного движения РФ в редакции Постановления Правительства РФ № 316 от 10 мая 2010г. п. 11.5. изложен в следующей редакции: «Опережение транспортных средств при проезде пешеходных переходов осуществляется с учетом требований пункта 14.2 Правил». Однако, данного правонарушения я не совершал. В целом, административный материал является противоречивым, не соответствующим ст. 28.2 КоАП РФ.

ü Также в Протоколе указывается на то, что нарушение имело место на 563 километре автодороги Москва-Уфа, в то время как из дислокации и схемы нарушения следует, что данное событие, которое мне вменяется, произошло на 562 километре дороги. При этом, из данной схемы не представляется возможным определить, в каком конкретно месте 562-го километра я начал маневр и, принимая во внимания, что в силу ст. 1.5. КоАП РФ неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности должны толковаться в пользу этого лица, я прошу суд принять во внимание мою версию произошедшего;

ü Как указывалось выше – я допускаю со своей стороны нарушения Правил дорожного движения. Данное нарушение выразилось в следующем: я опередил грузовой автомобиль в разрешенном для этого месте (на средней полосе), а окончание маневра (возвращение на крайнюю правую полосу) мной было совершено путем частичного заезда на направляющий островок в месте разделения транспортных потоков, и, при этом, на встречную полосу движения я не выезжал. В соответствии с п. 9.12. Правил дорожного движения РФ «На дорогах с двусторонним движением островки безопасности, тумбы и элементы дорожных сооружений (опоры мостов, путепроводов и тому подобное), находящиеся на середине проезжей части, водитель должен объезжать справа, если знаки и разметка не предписывают иное». Заехав на разделяющий островок, я, тем самым, совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.16 КоАП РФ: «Несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками или разметкой проезжей части дороги, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 и 3 настоящей статьи и другими статьями настоящей главы»;

ü В ходе оформления административного материала я выразил свое несогласие с вменяемым правонарушением и подробно описал свой маневр при даче объяснений. Мои объяснения противоречат данным, установленным Протоколом об административном правонарушении. Устранить указанные противоречия в ходе судебного разбирательства не представилось возможным, ввиду чего они должны толковаться в мою пользу;

ü Также в Постановлении мировой судья указывает на то, что правонарушение имело место 07.01.2011г. в 19 час. 10 мин., в то время как согласно Протокола 52 МА 320624 обгон мной был совершен 07.01.2011г. в 11 час. 35 мин., что не соответствует требованиям ст. ст. 29.7., 29.10. КоАП РФ;

Полагаю, что моя жалоба подлежит удовлетворению, в обоснование чего привожу следующие доводы:

В указанный в Протоколе день я, управляя принадлежащим мне автомобилем Хундай г/н С 439 ОН/52, вместе с находящимися в автомашине женой и двумя детьми, двигался по трассе М7-Волга в «Аквапарк» в г. Казань. Совместно с нами на автомашине ВАЗ-1117 г/н С 718 АО/52 ехал мой приятель – Кольцов И. А. с семьей, с которыми мы вместе направлялись к месту отдыха.

Я ехал по крайней правой полосе, двигаясь за грузовым автомобилем, без изменения направления. За мной ехал Кольцов И. А.

Подъезжая к 562 километру трассы, я увидел, что на данном участке дороги расположен дорожный знак 5.15.4. «Начало полосы», который обозначает начало участка средней полосы трехполосной дороги, предназначенного для движения в данном направлении.

Двигавшийся впереди меня с малой скоростью грузовой автомобиль стал прижиматься к правой обочине и я, убедившись в безопасности своего маневра, опередил данное транспортное средство, не выезжая при этом на сторону дороги, предназначенную для встречного движения.

Когда я заканчивал маневр, заметил, что приближаюсь к дорожному знаку 5.15.6. «Конец полосы», который означает конец участка средней полосы на трехполосной дороге, предназначенного для движения в данном направлении. Сразу же за этим знаком на дорожном полотне нанесена плохо просматриваемая разметка 1.16. Приложения 2 к ПДД РФ, обозначающая направляющие островки в местах разделения или слияния транспортных потоков, а за островком был установлен дорожный знак 3.20. «Обгон запрещен» - он находился как раз в конце подъема. Завершая маневр опережения, я частично (двумя колесами) наехал на направляющий островок, не выезжая при этом на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, и продолжил движение прямо.

Кольцов И. А. совершить подобный маневр не успел и отстал от моей автомашины, в связи с чем, примерно через 7-8 километров я решил остановиться и подождать его, поскольку он не знал дороги к месту отдыха, а кроме того, мы договаривались ехать в г. Казань вместе.

В этот момент ко мне подъехал патрульный автомобиль и один из членов экипажа (как я впоследствии узнал – ИДПС Бадянов И. И.) потребовал предъявить документы на транспортное средство и на право управления им, после чего пояснил, что они с напарником наблюдали, что я совершил маневр обгона в конце подъема, что запрещено п. 11.5. ПДД РФ. Пока я беседовал с инспектором – мимо меня проехало несколько автомобилей (в том числе, который я обогнал).

Когда я стал выражать свое несогласие с вменяемым мне правонарушением, второй сотрудник ГИБДД (Лобанов С. С.) вышел из патрульной автомашины и взмахом жезла остановил первый попавшийся грузовой автомобиль, которым, как я впоследствии выяснил, управлял водитель Полянин Р. С. Инспектор забрал у него документы на проверку, после чего стал заполнять от его имени бланк объяснения (текст я не видел).

Пока я общался с сотрудниками милиции, к месту остановки подъехал Кольцов И. А., который, увидев сложившуюся ситуацию, остановился, вышел из машины и, ожидая меня, стал разговаривать со стоявшим на улице Поляниным Р. С. Как я впоследствии узнал – данному водителю было предложено расписаться в бланке объяснения, а, в случае отказа ИДПС сказал, что также оформит в отношении него Протокол об административном правонарушении и изымет водительское удостоверение, в связи с чем Полянин Р. С. подписал бланк объяснения и был отпущен. Данную ситуацию наблюдал Кольцов И. А., которого я прошу опросить в качестве свидетеля. Указывать его в Протоколе об административном правонарушении сотрудники ГИБДД отказались, сославшись на то, что он подъехал позже и совершенного мной маневра наблюдать не мог, что не соответствует действительности.

После оформления административного материала я продолжил путь в г. Казань. Правила дорожного движения я ни по пути к месту отдыха, ни обратно не нарушал, полагаю необоснованным квалификацию моих действий по ч. 4 ст. 12.15. ч. 4 КоАП РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 1.5. КоАП РФ «Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина». При этом, в силу ч. 3 указанной статьи Кодекса «Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность».

В ходе судебного заседания я довел до сведения мирового судьи обстоятельства произошедшего, отразив, что выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, мной не совершался, ввиду чего с квалификацией своего правонарушения не согласен.

Мое объяснение полностью согласуется с имеющейся в материалах дела Дислокацией дорожных знаков трассы М7 Москва – Уфа, из которой следует, что действительно на 562-м километре дороги транспортные потоки разделяются и, далее, движение возможно по двум полосам в попутном направлении, а, впоследствии (перед поворотом на с. Кекино) они сужаются. При этом, после сужения, имеется направляющий островок, а затем установлен Дорожный знак 3.20. «Обгон запрещен», свидетельствующий о конце подъема. В схеме нарушения, составленной сотрудником ГИБДД, отражено, что маневр завершен до знака.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Кольцов И. А. полностью подтвердил мои доводы.

Как разъяснил Пленум Верховного Суд РФ в Постановлении от 24.03.2005г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях» (п. 13): «При рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также по жалобам на постановления или решения по делам об административных правонарушениях судья должен исходить из закрепленного в статье 1.5 КоАП РФ принципа административной ответственности - презумпции невиновности лица, в отношении которого осуществляется производство по делу. Реализация этого принципа заключается в том, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, вина в совершении административного правонарушения устанавливается судьями, органами, должностными лицами, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, должны толковаться в пользу этого лица».

Делая вывод о моей виновности в совершении вменяемого правонарушения, суд отдал приоритет процессуальным документам, составленным сотрудниками ГИБДД, в то время как Верховный Суд РФ в «Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2006 года» отмечал, что сотрудники милиции могут иметь служебную заинтересованность в исходе дела.

Учитывая, что данные, зафиксированные в административном материале, существенно расходятся с моими объяснениями и опровергаются показаниями свидетеля, я считаю, что факт совершения мной административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15. КоАП РФ, не нашел своего подтверждения.

Принимая во внимание, что в соответствии с ч. 3 ст. 1.5. КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, и, учитывая, что в ходе рассмотрения дела противоречия между моими объяснениями, показаниями свидетеля Кольцова И. А. и данными, зафиксированными в Протоколе об административном правонарушении, устранить не представилось возможным и они в силу ч. 4 ст. 1.5. КоАП РФ должны толковаться в мою пользу, я прошу суд апелляционной инстанции переквалифицировать мои действия на ч. 1 ст. 12.16. КоАП РФ.

Согласно разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данного в п. 20 Постановления от 24 марта 2005 года N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»: «Если при рассмотрении дела будет установлено, что Протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, судья может переквалифицировать действие лица на другую статью, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, при условии, что это не ухудшает положения лица, в отношении которого возбуждено дело. В таком же порядке может быть решен вопрос о переквалификации действий (бездействия) лица при пересмотре постановления или решения по делу об административном правонарушении ».

На основании изложенного и в соответствии со ст. ст. 30.1-30.7, прошу Сормовский районный суд г. Нижнего Новгорода Постановление Мирового судьи судебного участка № 3 Сормовского района г. Нижнего Новгорода от 11.02.2011г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15. КоАП РФ в отношении меня изменить и привлечь меня к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.16. Кодекса РФ об административных правонарушениях.

«21» Февраля 2011г.

По доверенности

за Гончарова А. С. Голубева Е. О.

 
                   

Авторизация






Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы?
Регистрация

Кто на сайте?

гостей - 2 и
пользователей - 2
Контакты: +7-915-107-10-08
Карта сайта